vs. archives

Der Arbeiter und der Tod # Рабочий и смерть # El obrero y la muerte

Tag: Мария Вирхов

Безсъница в Тюмен

 

В дълбини на руди
отдавна вече дневен добив
втечнен до агрегатно състояние
на пускане и спиране на кранчето
на свободите и благосъстоянието
в лубок японска анимация
мултфилм на Седемте самураи
Втора песен на анархоактивизма
Безсъница. Изпитание. Изброяване на корабите.

 

Реклами

Възражение In Memoriam

 

Когато поетът Мария Вирхов почина в София на 15 юли 2011 г., научихме за това три седмици по-късно от полицейската хроника и булевардната преса. В подадената от МВР на 15 юли първоначална информация става дума за „труп на клошарка”, изваден от Перловския канал в района на бул. „Евлоги Георгиев”, край стадион „Академик”. На 7 август от полицията потвърждават, че „откритата е Мария Стефанова от Ямбол”. Така Мария умря два пъти. Тя прекара три мъртви августовски седмици в публичното пространство като труп на клошарка, по думите на държавна институция в нейна официална сводка.

Ако сме били вцепенени или възмутени, че при съобщението за смъртта на Мария Вирхов езикът на държавната институция бе неразличим от речта на таблоидите, със задна дата ще излъжем. По-скоро сме били сепнати насън, уплашени и смълчани. В случай че не планираме да умрем в леглата си като народни поети, тази публичност на смъртта на Мария трябва да ни изпълва с ужас. Може би не е излишно да изпитваме същия ужас, ако с всяка своя крачка в публичното пространство и във вътрешните обиталища не правим всичко възможно да не разлайваме майчините еринии на родната държава и медии. Това често се оказва невъзможно, дори да си далеч от поета Мария Вирхов.

Освен да припомня случилото се, не виждам начин да възразя на единогласието на полицията и таблоидите. Те съдят живите и мъртвите. Може би възражението е възможно само в помненето. По етическа и разказваческа необходимост то трябва да е аз-повествование. Почнем ли да разказваме спомените си обаче, като начало трябва да избягваме да превръщаме Маша в епизодична героиня на романите си, особено ако героинята е законспирирана с каламбурно име и то прибързано се разкрива postmortem. Мария настойчиво предизвикваше и болезнено приемаше литературните шеги със зависимостта от субстанциите. Въпреки че са минали вече четиридесет дни и може да гледа на всичко от другаде, нека не бързаме с литературната история, в която тя е статистка в роман. Макар и по-мило, литературно и топло, това е не по-малко булевардно. Смъртта ѝ тъй или иначе бе омацана в жълто, да не го правим в паметта.

17 септември 2011

 

 

 

 

 

Владимир Сабоурин „Происхождение суки из труда и частной собственности“

 

Фридрих Энгельс сделал открытие
что семья происходит
из труда и частной собственности.
Марлон Брандо объяснил
Это так: Неси масло
с кухни. И въехал
любимой женщине
в зад объяснив
кое-что в процессе.

Я очень хотел погладить твое
лицо девочки с Реки и плечи дамы
поцеловать тебя в левое плечо.

Читал Происхождение семьи
мальчишкой в Родопеях
Среди картин природы
около санаториума
для силикозобольных
шахтеров Порой
из-за кустов выпрыгывал
на поляну под полдень Пана
Какой-нибудь старый или до времени
постаревший от угольной пыли
и крупной нехватки
отвесного света
Шахтер А мама прыгала
также надевала бюстгальтер
Я наводил на бои больших муравьев
еще не знал немецкого
девочек Немецкой Гимназии
и Большой Реки
И нюхал горячим от солнца камнем
на пальцах
с расстояния близорукости
муравьиную кислоту.

Я не ебал
свою жену в зад
в предыдущем тексте
уже объяснял что я ее не
ебал в зад
из любви нежности
уважения. Я
Марлон Брандо
латино лавер
из Подуене
Обитальщик Св. горы
Не ебал
Жену свою в зад
из любви, нежности
уважения…

С тех пор прошло
много времени И все
чаще нарываюсь
на сук которые мне
не жены которые возвращаются
с работы затемно
у меня план про большой вечер
В темноте ходят пешком
или ловят такси
Большие Новые Шкоды
Октавия А коли придется
провожать их в темноте
и они б’ не боялись
Приглашаю их выпить
Гавана Клуб и Гуантанамейра
У меня план на тот вечер
Глубоко в Поросячем Заливе
Мы шли было вдвоем
в тeмноте и вроде им
не было страшно говорят После работы я сплю
в собственной кровати парень.

Это относительно новое
явление для Болгарии
годы назад я видел такое
в Германии. Хочу
на Нее ебать
Она хочет спать хотя мы
друг другу подходим вполне
незнакомец и незнакомка.

С десяток лет как
не возвращался
к чтению Маркса
и Энгельса теперь в самом деле
только вспоминаю про чтенье
Происхождения семьи
(У меня план на тот вечер)
в связи с суками посреди
протяжного времени
мелких часов до зари
каждый раз говорят
что завтра у них первая смена
а сегодня ночная была.

И коли не слово зашло про
семью и жену
а про случайных прохожих
Я незнакомый
и хочу ее поебать
сейчас же Она не знакома
и говорит – завтра первая смена
или возвращаюсь с ночной
пешком в темноте или
на совсем новой шкода октавия
встает у подъезда
общаги предо мной
после смены ночной
вполне незнакомая
с вполне незнакомым: друг
для друга вполне незнакомы.

Но говорение о работе
не есть тема для первого контакта
вполне незнакомых
друг с другом перед подъездом
общаги.

То тема
молчаливого разговора
даже без разговора уже
переглядов в сумрак каждого вечера
до уложения мужа
и жены. Он не будет
Ее ебать в зад из-за любви
нежности уважения Она
Ему жена. Она и он
поговорят о труде
ежевечерно ежесумрачно
дома. Но я еще перед подъездом
общаги вполне
незнакомый и говорю с вполне
незнакомой. Тема
сейчас же поебатся
У меня план на тот вечер.

Почему же она
говорит о труде
положившем начало
семье и частной собственности?

Перед подъездом общаги
вполне незнакомая говорит
с вполне незнакомым
о труде и частной собственности.

Видимо это есть новейший этап
развитья капитализма.

Как будем вязать концы
наперед семьи и ебанья
в зад незнакомой суки
сиюминутно незнакомцем, которые
говорят про труд и частную
собственность перед подъездом
общаги?

Как повяжем
оба конца Энгельса
и Марлона Брандо?
Как же тебя выебать в зад
наперед и сейчас
сука тупая?

Кое-кто скажет
что это проблема частная
проблема не имеющая отношения
к тесту экзаменов
в Унесесе.

Я, Владимир Сабоурин
твержу перед подъездом
общаги и супротив
трех сук
что проблема общая.

Твержу, что настала
перемена всерьез
сексуальной экономии
что ведет объязательно к пересмотру
отношений между
семьой и ебаньем
в зад респективно
между любимой
женой и сукой.

Но они берут на себя
уверенно и сердито
войти в общагу
там будут спать
в режиме труда
и частной собственности
хотя их целых три
считая и разглядывая
на вид сук.

Я остаюсь перед подъездом
еще чуть ассимилировать
в предрассветном холодце и шершеве
неожиданность случившегося
в очередной раз Этого необъяснимого
в категориях прежних политэкономий
нежеланья сук
быть ебанными в зад
сей же час пока
еще они пребывают в экономике

экзаменационного теста
Унесесе Они уже
гуляют по коридорам
общаги которые
видны просветленные
в темноте уверенно
в экономике труда
и частной собствености.

Вероятно проблема в том
что у меня нету жены которую
я б’ не ебал в зад из любви
нежности, уважения
Но нету у меня и суки
ебать в зад
сей же час, в экономии только что
состоявщегося экзамена –
тест в Унесесе.

Кое-что я упустил: и зарыть
холодящий собачий нос
в аристократически-белую ночь
твоей левой подмышки.

Уже не любимая жена
происходит из труда
и частной собственности
Мы выходим на рубеж Экономики Нового
Происхождения сук
из труда и частной собственности
Имеется незастроенный простор на 14-ом этаже
и огромная терасса в подошве Витошы
но Младост 4 не совсем безопасный квартал
Женщины не рожаются по деревьям
как черный IBM и белая Logitech
девочки с Немецкой гимназии
происходят от труда
и частной собственности
Пока, Царица Большой Реки
У нас есть планы на вечер вторника.

 

Перевод с болгарского: Мария Вирхов